21.05.2023

Вирус, который не отступает. Сколько выявляют и как живут ВИЧ-инфицированные в Перми?

Ежегодно от ВИЧ погибают миллионы людей по всему миру. Каждое третье воскресенье мая в мире отмечается Международный день памяти жертв СПИДа.

Ежегодно от ВИЧ погибают миллионы людей по всему миру. Каждое третье воскресенье мая в мире отмечается Международный день памяти жертв СПИДа. Business Class пообщался про ВИЧ с врачом-эпидемиологом, ВИЧ-активистом и пермяками, живущими с вирусом иммунодефицита. Материал предназначен для лиц старше 18 лет. Автор: Денис Кузнецов Враг иммунитета №1 ВИЧ-инфекция – это медленно прогрессирующее инфекционное заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). Размножаясь, ВИЧ поражает клетки иммунной системы – так называемые CD4+ Т-лимфоциты, из-за чего количество их постепенно уменьшается. Эти клетки отвечают за уничтожение вирусов, которые попали в организм человека.
ВИЧ — это единственный вирус, который поражает не просто клетки организма, а те клетки иммунной системы, которые должны бороться с вирусами. В результате возникает порочный круг. СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита – тяжелое состояние, которое вызывается у человека длительным течением ВИЧ-инфекции. Принято считать, что с момента проникновения вируса в организм до достижения стадии СПИДа проходит в среднем 10 лет (от 5 до 15 лет).

По словам врача-эпидемиолога, главного врача Пермского краевого центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Кирилла Овчинникова, сейчас понятием СПИД в медицине не оперируют, СПИД можно приравнять к терминальным стадиям ВИЧ-инфекции, когда человек уже погибает. «В сфере здравоохранения понятие СПИД уже не используется, больше распространено в быту, поскольку в свое время это было клише, «страшилка». А сейчас ВИЧ-инфекция из разряда абсолютно летальных заболеваний ушла в хронические, вялотекущие и контролируемые инфекции. При наличии препаратов антиретровирусной терапии (АРВТ) можно не только препятствовать прогрессированию заболевания у инфицированного человека, но и сделать самое главное для окружающих – ВИЧ-позитивный перестает быть источником инфекции. Передать ВИЧ-инфекцию другому он не может», – рассказывает эпидемиолог.

Цифры в иммунных клетках

Россия по итогам прошлого года вошла в пятерку стран с самой высокой скоростью распространения ВИЧ-инфекции, обогнав Танзанию и Уганду. Об этом сообщается в докладе Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС) и Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC). Всего в 2022 году ВИЧ заразились 1,5 млн человек, при этом почти 50% всех новых случаев приходилось на десять стран. Пятерку лидеров замыкает Российская Федерация – с 3,9% заразившихся.

Пермский край продолжает с начала 2000-х оставаться в десятке российских антилидеров по распространению ВИЧ и росту заболеваемости, занимая второе место после Красноярского края. Уровень заболеваемости ВИЧ-инфекцией в регионе составляет 87 случаев на 100 тысяч населения.

За первый квартал 2023 года выявлено 440 новых случаев заражения. Всего с момента выявления первых случаев заражения в Прикамье зарегистрировано более 46,4 тыс. ВИЧ-инфицированных, около 14 тысяч уже умерли. Сегодня с ВИЧ в Пермском крае живут более 32,5 тыс. человек, 363 из них – дети, сообщается на сайте Пермского краевого центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями.

Высокие показатели заболеваемости связаны с историческими особенностями распространения ВИЧ-инфекции в регионе, считает главврач пермского СПИД-Центра Кирилл Овчинников.

«Пермский край наряду с другими промышленно развитыми регионами, более богатыми, подвергся в свое время высокому распространению наркомании. А дальше «вирус попал в кровь наркомана» и распространение ВИЧ-инфекции пошло с высокой интенсивностью. Регионы, где изначально преобладал половой путь инфицирования, менее поражены этой инфекцией. Пока не будет найден радикальный метод лечения ВИЧ-инфекции, более пораженные ВИЧ регионы будут находиться на высоких местах этого антирейтинга», – поясняет собеседник. «Близкие в курсе диагноза»

Максиму 22 года (имя изменено по просьбе собеседника), он живет в Перми, но в дальнейшем планирует переезд в Санкт-Петербург. Молодой человек продает печатное оборудование и расходные материалы для полиграфии.

Максим услышал о положительном статусе своего полового партнера от посторонних людей, после чего сходил на тестирование, где диагноз подтвердился и у самого Максима. «Тогда меня охватил гнев. Я был готов провалиться сквозь землю, но принятие произошло также быстро», – рассказывает он.

Заразился Максим в 2019 году, терапию на момент записи интервью он еще не принимал. Рассказывает, что похабно относился к своему здоровью и наслушался знакомых, верящих в теорию заговора, и что ВИЧ не существует. Спустя четыре года Максим все же решился на терапию. «Нахожусь на стадии обследования. Буквально через пару дней будет поход к врачу, который назначит мне индивидуальный план лечения», – рассказывает он.

Широкой публике Максим не раскрывает свой статус, но близкие друзья и некоторые родственники в курсе диагноза. «Отреагировали с пониманием, все было нормально», – рассказывает Максим.

Отвечая на вопрос о стигматизации ВИЧ-инфекции в обществе, Максим говорит, что лично с ней он не сталкивался. «Все это идет от незнания. Если в эту тему углубляться – все страхи, сомнения, непонимания уходят», – рассуждает Максим.

«Вирусная нагрузка стала неопределяемой»

«О своем ВИЧ-статусе я узнал в мае прошлого года. Мой друг занимается ВИЧ-активизмом. Каждый год я проходил экспресс-тесты на ВИЧ. Но последний раз – два года назад, где-то в этот промежуток времени что-то пошло не так. Я сделал экспресс-тест, он оказался положительным. Поехал в СПИД-Центр на Свиязева», – рассказывает Валерий. Ему 24 года, он работает поваром, и у него вирус иммунодефицита.

Рассказывая про источник заражения ВИЧ-инфекцией, Валерий упоминает про незащищенный сексуальный контакт. На свой положительный статус Валерий отреагировал спокойно: «У меня не было никакой паники, никаких переживаний. Бессмысленно – ничего с этим уже не сделаешь. Дальше была полная медкомиссия: различные анализы, консультации узких специалистов и флюорография. Потом меня направили к главному инфекционисту, где врач предложил поучаствовать в эксперименте нового российского препарата от ВИЧ-инфекции. Я согласился». Валерий участвует в клинических исследованиях одного отечественного препарата.

«Спустя несколько месяцев после начала антиретровирусной терапии у меня вирусная нагрузка стала неопределяемой, меньше 50 единиц. Заразить кого-то я уже не мог. Я принимаю три препарата, из которых два – отечественного производства, еще один выпускается в Великобритании», – подробно рассказывает о терапии Валерий.

Наличие позитивного ВИЧ-статуса никак не мешает в жизни, говорит молодой человек. По его словам, только из-за клинических исследований нельзя употреблять алкоголь. Валерий не скрывает своего позитивного статуса: «На работе у меня все знают, что я ВИЧ-позитивный. Друзья тоже в курсе. Отреагировали спокойно, никто не отвернулся. Родителям пока я не стал рассказывать».

«Поначалу было страшно работать, потому что ВИЧ через кровь передается, а я работаю поваром: «А вдруг порежусь?». Ограничений в работе нет. Врач-иммунолог рассказывал мне, что нельзя пойти в армию, в полиции нельзя работать и, кажется, в медицине», – поясняет собеседник Business Class.

Единственную проблему, которую подмечает Валерий, – отсутствие личной жизни. «Найти отношения, конечно, сложнее… Не каждый готов встречаться с ВИЧ-положительным человеком, даже несмотря на то, что я принимаю препараты и имею неопределяемую вирусную нагрузку, то есть никого не могу заразить», – сетует Валерий.

PrEP и другие меры профилактики Разговор корреспондента Business Class с ВИЧ-активистом начинается с предложения пройти экспресс-тестирование на ВИЧ-инфекцию. Наш собеседник Анатолий Фриман – психолог, который также занимается ВИЧ-активизмом в Пермском крае уже на протяжении пяти лет.

«Это американские тесты, которые работают по слюне. В современном формате проводится самотестирование, то есть люди проходят экспресс-тест самостоятельно в домашних условиях», – рассказывает Анатолий Фриман.

На сегодняшний день можно приобрести экспресс-тесты в аптеке самостоятельно – это тест-система, основанная на иммунохроматографическом анализе - методе реакции между антигеном и соответствующим ему антителом в биологических материалах. По данным сервиса Uteka.ru, цена такого экспресс-теста в Перми начинается от 190 рублей.

По словам ВИЧ-активиста, точность теста достаточно высока, она приближается к 99%.

«Мы понимаем, что передача ВИЧ-инфекции и других ИППП – это поведенческая проблема. Для того чтобы защититься от ВИЧ-инфекции, – нужно достать презерватив, перед этим его нужно купить, перед этим нужно подумать, что он понадобится и так далее. Есть целый ряд поведенческих актов, которые необходимо совершить, чтобы защита состоялась, в том числе знать, как правильно пользоваться презервативом. Чтобы это работало, необходимо информировать, делать доступными знания о том, где и как их приобрести, как ими пользоваться, и одновременно с этим нужны деньги, чтобы они были доступны», – говорит активист.

Рассказывая про меры сдерживания ВИЧ-инфекции, Анатолий Фриман упоминает доконтактную профилактику (ДКП или PrEP): «Это точно такие же препараты, которые принимают люди, живущие с ВИЧ, но принимают только два компонента. Действия ДКП просты: если лекарство успело попасть в организм заранее, то при попадании в него вируса оно способно убить ВИЧ еще до того, как тот успеет закрепиться. PrEP – это таблетки, которые можно принимать на постоянной основе и «по случаю», чтобы предотвратить возможное инфицирование вирусом иммунодефицита в случае незащищенного контакта».

Иной позиции относительно доконтактной профилактики ВИЧ придерживается главный врач пермского СПИД-Центра Кирилл Овчинников. По его мнению, особенность методики заключается в том, что неинфицированному человеку необходимо регулярно принимать препараты антиретровирусной терапии, что потенциально может быть чревато развитием побочных явлений. «Все же PrEP – это потребление лекарственных препаратов. В данном случае оно направлено на то, чтобы предупредить инфицирование, но есть более легкие способы профилактики, в том числе и презерватив, который совершенно не обременителен для здоровья в сравнении с медикаментозной профилактикой ВИЧ. Антиретровирусные препараты – это химические вещества. Кроме того, что они подавляют жизнедеятельность вируса, они так или иначе действуют на весь организм человека, который принимает такие препараты. Даже у самого банального лекарства есть свои побочные действия, а здесь достаточно серьезные препараты, которые работают на клеточном уровне. Имеет смысл практиковать доконтактную профилактику, если пара дискордантная (где один из партнеров инфицирован ВИЧ) и не хочет использовать презерватив», – считает доктор Овчинников.

В апреле 2023 года был опубликован доклад Коалиции по готовности к лечению (ITPC EECA) о ситуации с доконтактной профилактикой ВИЧ в России. Согласно результатам исследования, в России фактически отсутствует доступ к доконтактной профилактике ВИЧ. Нормативные документы, регулирующие лечение ВИЧ, не прописывают применение и внедрение ДКП. Среди причин – отсутствие единой законодательной базы, регулирующей внедрение и применение доконтактной профилактики и отсутствие выстроенной системы профилактики ВИЧ на уровне первичного звена оказания медицинской помощи для населения.

Как заключают эксперты, несмотря на низкую осведомленность граждан о ДКП, анализ поисковых систем показывает незначительный, но стабильный интерес к доконтактной профилактике. Однако доступность препаратов в аптечном сегменте остается ограниченной.

Анализ продаж в аптеках показал незначительный объем реализации препаратов для ДКП в РФ. Всего за период октябрь 2021 - сентябрь 2022 препараты для ДКП закупались в 14 субъектах РФ. При этом данные показывают, что основной̆ объем пришелся на Москву (71%) и еще на три региона – Омскую область, Республику Саха (Якутия) и Пермский край (24%) .

«Время неизвестности»: серологическое окно – что это?

Серонегативное, или серологическое окно – это временной отрезок между инфицированием и первой положительной реакцией на антитела ВИЧ при тестировании, рассказывает главврач пермского СПИД-Центра Кирилл Овчинников.

«Когда вирус проник в организм, он пытается найти себе клетку-мишень: пока он в эту клетку проникнет, встроится в ДНК хозяина, начнет делать свои копии (репликацию), эти копии начнут распространяться, пока организм среагирует на чужеродный элемент, поймает вирус и изучит его, начнет против него продуцировать антитела, – этот временной период может занимать от месяца до трех. У человека уже есть вирус, через неделю-две с момента заражения может проявится так называемая острая ВИЧ-инфекция, когда возникает рост количества вируса в крови в геометрической прогрессии, – это время человек очень заразен. Но при тестировании он может выглядеть как бы здоровым – тест показывает отрицательный результат, но вирус уже активно поражает клетки организма», – поясняет врач-эпидемиолог.

Но учреждения здравоохранения начинают отходить от тестов на антитела в сторону более новых тестов четвертого поколения, которые также реагируют на антигены вируса в организме. Антител еще нет, но система может отловить присутствие вируса в крови, рассказывает Кирилл Овчинников.

Пройти тестирование можно анонимно и бесплатно в СПИД-Центре на ул. Архитектора Свиязева, 21. А также на выездных мероприятиях, которые проводит Центр совместно с общественниками. «Сподвигаем всех к тому, чтобы прийти, бесплатно и анонимно обследоваться на ВИЧ экспресс-тестированием – за 15 минут уже будет готов предварительный результат. Если случилась проблема, то уже человека вытягиваем в СПИД-Центр, чтобы классическими методиками определить – подтверждается статус или это была ложноположительная реакция», – поясняет г-н Овчинников.

Существуют разные методы тестирования на ВИЧ-инфекцию: начиная от экспресс-тестов, где результат показывается уже через пятнадцать минут, и заканчивая лабораторными высокотехнологичными системами, например полимеразной цепной реакции (ПЦР).

«Тестирование методом ПЦР мы используем уже у ВИЧ-положительных пациентов, определяя количество вируса в крови. Это дает нам возможность понять, насколько эффективно действует терапия и как снижается вирусная нагрузка, которая в дальнейшем должна стать неопределяемой. Также используем ПЦР у детей, которые родились от ВИЧ-инфицированных матерей. Особенность анализа заключается в том, что у таких детей временно в крови могут определяться антитела к ВИЧ матери, поэтому обычной методикой тест может давать ложноположительную реакцию. Если ПЦР спустя неделю – месяц с момента рождения показывает отрицательный результат, то мы понимаем, что ребенок не инфицирован, но все равно наблюдаем его еще полтора года. Если же вирус был обнаружен, то выставляется диагноз», – рассказывает собеседник Business Class.

«Мы всё потеряем»: как победить ВИЧ-инфекцию? «Со стороны здравоохранения позиция такая – мы говорим о важности обязательного тестирования на ВИЧ-инфекцию. Раз в год, когда мы проходим диспансеризацию, можно спокойно сдать и анализ на ВИЧ-инфекцию. Ничего предосудительного в этом нет. Тестирование на ВИЧ должно войти в нашу систему как само собой разумеющееся. Условия государством созданы для этого все – программа по профилактике ВИЧ-инфекции действует в рамках приоритетных проектов. Действует Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции, в рамках которой препараты централизованно поступают во все регионы, и пациент с ВИЧ получает их совершенно бесплатно. Государство ставит задачу повышать скрининг на ВИЧ – сейчас порядка 31% населения должны обследоваться на ВИЧ-инфекцию – каждый третий. Рекомендуют обследоваться на регулярной основе людям, живущим активной половой жизнью – от 18 лет и вплоть до 60 лет», – говорит главный внештатный специалист по ВИЧ-инфекции Минздрава Прикамья Кирилл Овчинников.

По словам эпидемиолога, одна из существующих проблем, осложняющих борьбу с инфекцией, – стигматизация ВИЧ в обществе. «Если вспомнить, когда проблема ВИЧ-инфекции возникла в 80-90-е, она преподносилось как «чума XX века», потом история плавно перешла и на XXI. С тех пор это клише никуда не делось. У людей по-прежнему такое отношение к ВИЧ-инфекции будто эта проблема маргинализированных групп, которая не касается большинства. Но особенность этой инфекции в том, что она распространяется половым путем, а половой жизнью у нас живут почти все. Поэтому уберечься от ВИЧ-инфекции, если не предохраняешься или не придерживаешься верности одному половому партнеру, невозможно. Если человек допускает случайные и незащищённые контакты, то он находится в зоне риска. Это проблема не лежит в плоскости здравоохранения, а является поведенческой историей. Мы, медики, уже пожинаем результаты человеческой жизнедеятельности и повлиять на это никак не можем», – рассказывает доктор Овчинников.

По мнению активиста Анатолия Фримана, необходимо проводить исследования, соответственно, предоставлять больше средств некоммерческим организациям, занимающимся профилактикой ВИЧ-инфекции. Больше сотрудничать с организациями, которые занимаются группами риска.

Как отмечает ВИЧ-активист, важно создать доверительные отношения между государством в лице Минздрава и СПИД-Центрами с одной стороны и общественными организациями с другой.

«Эти два элемента должны присоединяться друг к другу в работе. Также необходимо решить вопрос с доступностью препаратов в аптеках, чтобы была возможность защиты. И, конечно, не препятствовать работе общественников и активистов. Если все уйдет в подполье, мы потеряем все наработанные меры профилактики ВИЧ», – резюмирует г-н Фриман. Вместо послесловия: манифесты героев

Героям нашей статьи мы задали вопрос: что каждый из них хотел бы сказать нашим читателям про ВИЧ. Ниже мы публикуем их манифесты.

Максим : «Никогда ничего не бойтесь! Живите здесь и сейчас! Проверяйтесь систематически хотя бы два раза в год, поддерживайте свое здоровье, занимайтесь собой. Всем мира и любви!».

Валерий : «Не стоит бояться ВИЧ-положительных людей, они такие же, как и все остальные, если, конечно, придерживаются терапии. Непонимание, недостаток информации – именно это является причинами неприязни к таким людям».

Анатолий Фриман, активист : «В наше время людей пугает уже не сам ВИЧ, а вероятность того, что он у них есть. Страшно проверять статус – он превратился в клеймо. Доходит до того, что из-за положительного статуса люди подвергаются оскорблениям, стигме и дискриминации, которые порождают еще больше страха. Чтобы остановить распространение ВИЧ-инфекции, в первую очередь нам нужно преодолеть этот страх. И лучшим лекарством, во-первых, будет получение людьми достоверных знаний о ВИЧ: о путях передачи, о средствах предохранения (в т.ч. современных); о том, что делать, если у них будет обнаружена ВИЧ-инфекция; в конце концов, как им жить с ВИЧ. И во-вторых, необходимо знать свой ВИЧ-статус».

Кирилл Овчинников, врач-эпидемиолог: «Надо думать о здоровье, надо думать о себе и в любом случае регулярно обследоваться на ВИЧ-инфекцию во время диспансеризации. Если случилась какая-то непоправимая ситуация, то нельзя замыкаться. Нужно приходить к врачам, которые помогут, окажут поддержку и сделают так, что человек не будет подвергать опасности свое здоровье и здоровье окружающих людей».

Изображение в тексте: Александр Червинский

Последние новости

​Экс-главу поселения в Пермском крае оштрафовали на 200 тыс. рублей

Бывшая глава Горского сельского поселения Осинского района признана виновной в совершении, явно выходящих за пределы полномочий действий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан (ч.

Компания «Метафракс Кемикалс» инвестирует в охрану окружающей среды

Cледуя принципам устойчивого развития, АО «Метафракс Кемикалс» уделяет особое внимание вопросам сбережения окружающей среды.

Международный День памяти жертв СПИДа

Ежегодно 3 воскресенье мая в мире проходит Международный День памяти умерших от СПИДа.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *