Баснословные прибыли купцов шли на пользу Перми

Русское купечество отличалось от западного. Купец там – это только торговец, в России – это любая экономическая деятельность, предпринимательство, маклерство, производство, судовладение.

Русское купечество отличалось от западного. Купец там – это только торговец, в России – это любая экономическая деятельность, предпринимательство, маклерство, производство, судовладение. Пермь в XIX веке была третьим на Урале городом по количеству купцов. Многое из того, что создано в городе появилось благодаря этому сословию. Вчитайтесь в истории купеческих династий, щедро сдобренные делами.

ПЕРВЫЕ ГРАДОНАЧАЛЬНИКИ

Пермь начали активно заселять приезжие, когда город стал столицей губернии в 1781 году. Чтобы создать органы управления, распоряжением Пермского губернского магистрата были приглашены купцы из других городов для выбора пермского градоначальника. Из Кунгура прибыло 16  человек, из Соликамска – 12, из Чердыни  – шесть. В октябре 1781  года кандидаты были собраны к божественной литургии, а по окончании приведены к присяге. По результатам голосования на пост городского головы был избран кунгурский купец второй гильдии Михаил Абрамович Попов (1753–1811). К тому моменту ему было 29 лет.

После избрания Михаил Попов вместе с семьей и братом Петром переезжает в Пермь, где их приписывают к пермскому купечеству. Михаил Абрамович в Кунгуре занимался извозом и смог вступить в выгодные казенные подряды по поставкам строительных материалов. Он открыл трактир и построил два дома. Вместе с братом Пет­ром Абрамовичем Поповым первые три десятилетие губернской столицы они дважды избирались градоначальниками на четыре года.

Купец первой гильдии Петр Абрамович Попов промышлял поставкой соли в Пермь и уезды. В истории города купец отметился одним из первых каменных домов на улице Обвинской (ныне улица 25 Октября), который сохранился и остается самой старинной жилой постройкой Перми. В 1790 году он активно участвовал в ходатайстве перед губернскими властями о постройке в Перми каменного гостиного двора. Традиция избрания на пост градоначальника представителей купеческого сословия сохранилась на века.

ЛЮБИМОВЫ

Известный пермский купеческий род пошел от Филиппа Алексеевича Любимова. Вместе с сыновьями Иваном, Леонтием и Кузьмой он вел торговлю шелковыми и бумажными товарами и осуществлял грузовые перевозки по воде. Старший сын – Иван Филиппович Любимов (1807–1864) – занялся пассажирскими перевозками, построил в Перми канатно-прядильную фаб­рику, вел оптовую торговлю железом, хлебом, торговал солью «пермянкой». Был удостоен звания коммерции советника, стал потомственным почетным гражданином и почти десять лет состоял пермским городским градоначальником. С него ведет отчет пароходное дело Любимовых, когда в 1855  году им был приобретен пассажирский пароход «Екатеринбург», который пустили до Нижнего Новгорода. Следующим стал буксирный пароход «Любимый».

К 1864 году в пароходной компании было уже четыре парохода и более 30  барж. Из них в том же году Иван Филиппович и составил караван, который отправился на север губернии, где случился неурожай. Путь не был пройден до конца из-за раннего ледостава. Но Любимов решил держать купеческое слово: продовольствие перегрузили на подводы, он лично возглавил экспедицию. В дороге простудился и вскоре умер в возрасте 57 лет. На его старшего двадцатипятилетнего сына Ивана свалилось огромное хозяйство.

Предпринимательская жилка Ивана Ивановича Любимова (1838 – 1899) позволила значительно увеличить семейный капитал: к началу ХХ века он составлял шестьдесят с половиной миллионов. Любимов построил машиностроительный и литейный заводы, в 1881 году основал общество «Любимов, Сольвэ и К» совместно с бельгийским предпринимателем, изоб­ретателем аммиачного способа изготовления соды. Производство положило начало отечественной и пермской химической промышленности. К концу XIX века завод достиг производительности в два миллиона пудов соды, там работало восемь тысяч человек.

Любимов был одним из первых неф­тяных предпринимателей. Построил шесть морских шхун для перевозки нефти по Каспийскому морю. В памяти Иван Иванович остался преж­де всего как основатель Алексеевское реального училища, на которое пожертвовал свой дом на Вознесенской площади. Здесь сейчас находится авиационный техникум, а сквер перед ним назван именем Любимова. За свои достижения был награжден государственными наградами. Как и его отец, он был почетным гражданином Перми и дважды избирался городским головой. Вдова Елизавета Ивановна после смерти мужа унаследовала огромное состояние и тратила его на благотворительность, продолжая семейные традиции.

ДОМА КРОПАЧЕВА

Александру Павловичу Кропачеву (1824–1906), купцу первой гильдии, принадлежали крупные кирпичные заводы Перми. Он также занимался поставками горного камня с берегов

Чусовой на Мотовилихинский завод, речными и железнодорожными перевозками. На собственных грузовых судах он доставлял товары в города по рекам России. До сих пор в Перми сохранились памятники архитектуры дома Кропачева по адресу улица Советская (ранее Торговая) 6, 8 и 10. Также с именем купца связана сохранившаяся до наших дней пожарная каланча. Александр Николаевич в свое время безвозмездно передал для ее постройки свой дом вместе с участком земли, так как единственная городская пожарная команда не справлялась с объемом работ. Башня была возведена в 1883 году. Здесь разместилась бригада из трех брандмейстеров и 62  бойца с 29 парами лошадей.

Александр и его брат Михаил считались богатейшими людьми Перми. Воспитанные в семье в христианских традициях, на прочных моральных устоях все Кропачевы занимались благотворительной деятельностью, многое отдавали в церкви, продолжали вслед за отцом помогать Верхне-Чусовским городкам, строили и ремонтировали школьные здания, покупали оборудование и учебные материалы. Александр Павлович был отмечен императором Александром II за активную деятельность в развитии судоходства в Волжско-Камском бассейне и на реках Западной Сибири. Одна из станций Южно-Уральской железной дороги до сих пор называется «Кропачев». Кропачевы удостоены звания почетных граждан Перми.

ПЕРМСКИЙ БАНКИР

Самым первым банком в Перми стал Марьинский общественный банк. Денежные средства на его учреждение были пожертвованы купцом Кириллом Григорьевичем Марьиным. Покинув Пермь, он разбогател на Забайкальских золотых промыслах. И завещал родному городу капитал в размере 13 тысяч рублей на открытие банка.

24 года директором пермского Мариинского банка трудился Василий Михайлович Нассонов (1829–1898). Через 25 лет после открытия основной капитал Марьинского банка достиг 513 тысяч рублей. К 1913 году капитал увеличился в 64 раза, банк занимал 11  место среди кредитно-финансовых учреждений страны. Василий Михайлович состоял купцом первой гильдии с 1868  года, сколотил состояние на торговле зерном: скупал у крестьян рожь, овес, лен, коноплю, гречу и перевозил товары в Москву, Петербург, Нижний Новгород. И все это он сочетал с активной общественной и благотворительной деятельностью. Кроме банка возглавлял общественные организации, был старостой кафедрального собора, на его пожертвования был создан иконостас Слудской церкви.

На завещанные Нассоновым городу Перми средства в 1911 году было выстроено здание для Алексеевского (Нассоновского) женского училища (ныне здание детской поликлиники на улице 25 Октября). Василий Михайлович, его жена Анна и их сын Петр получили звание потомственных почетных граждан. В фильме «Контрибуция» (12+), действие которого происходит в Перми в 1918 году, есть герой – банкир с фамилией Нассонов, которого играет Евгений Дятлов. Как и другие пермские персонажи кинодетектива, он не имеет ничего общего с биографией пермского купца.

ЧАЙНЫЙ МАГНАТ

Выходец из кунгурской династии Грибушиных Сергей Михайлович Грибушин (1871– 1915) вел семейный бизнес  – торговлю чаем и сахаром. Фирма «М. И. Грибушина наследники» входила в каталог крупнейших торговых предприятий России, грибушинский чай получил большие золотые медали на выставках в Милане и Ростове-на-Дону. Товарищество вело оптовую торговлю в Уфе, Перми, Екатеринбурге, Вятке.

Переезд в Пермь в 1904  году был связан с расширением бизнеса. Грибушины купили в Перми пять зданий, самое красивое из них мы знаем по их фамилии. Успех в делах, неутомимая общественная деятельность и щедрые пожертвования выдвинули Сергея Михайловича в число городской элиты. Пермь узнала Сергея Михайловича как денди и мецената, соучредителя Пермского музыкального общества, основателя Общества попечения конезаводства. На средства «чайного короля» было построено здание пермского ипподрома.

В 1911 году он финансировал первый полет аэроплана над Камой, о чем летчик Василий Каменский упомянул в афише. Знают Сергея Грибушина и как владельца великолепного особняка на Покровской (улица Ленина, 13а). Эта архитектурная жемчужина Перми – образец провинциального модерна – сохраняет дух пермской старины. В городе память о купеческой династии увековечена сквером купцов Грибушиных рядом с их особняком.

ВДОЛЬ ДОРОГ

Братья Федор Кузьмич (1810–1883) и Григорий Кузьмич (1814– 1893) Каменские  – коренные пермские крестьяне. В молодости в 30-е годы XIX века возили товары на уральские и сибирские ярмарки. Маршруты обозов Каменских пролегали от Москвы до китайской границы. Так и складывалась их жизнь – вдоль дороги. Сначала пешей, потом конной, потом речной и, наконец, железной.

В 1858 году братья Каменские построили свой первый буксирный пароход «Работник». Перевозка грузов вод­ным путем принесла им значительную прибыль. Часть доходов они направили на строительство новых пароходов, а часть – на благотворительные цели. Так уж у Каменских было заведено: удача в делах сопровождалась помощью тем, кто в ней нуждался.

Через пять лет имя купцов Каменских гремело не только по всей Каме. Создав собственное пароходство, они возили грузы и пассажиров между Пермью и Нижним Новгородом. Уважение к семейным традициям побудило братьев назвать речные суда именами своих сыновей «Иоанн», «Михаил», «Александр» и «Василий».

Старший брат Фёдор был городским головой с 1865 по 1869  годы. В 1875-м Каменские основали механический и чугунолитейный заводы в Перми, вложились в строительство Уральской железной дороги. Щедрыми пожертвованиями братья поддерживали миссионерскую деятельность православной миссии Иерусалима. На колокол Афонского скита они выдали 250 пудов меди.

Самые крупные пожертвования братьев пошли на строи­тельство Успенского женского монастыря. Здесь в родовом склепе они и похоронены. Здания Мариинской гимназии (сейчас сельхозуниверситет), церкви Марии Магдалины (ныне институт УРО РАН), Успенской церкви с рос­писью Рериха и ныне служат городу.

ОТЕЦ И СЫН

Династия Смышляевых оставила заметный след в истории Перми. Отец вышел из самых низов и был удостоен высокого звания мануфактур-советника. Сын отказался от коммерческой карьеры и реализовал себя в общественной деятельности. Дмит­рий Емельянович Смышляев (1790–1857) рос без отца, но сумел самостоятельно скопить средства на торговлю галантерейными товарами. Вскоре открыл свечной завод и канатную фабрику, записался в пермское купечество.

Деловые качества купца оценило местное общество, и в 27 лет Д. Е. Смышляев был назначен вторым бургомистром, а в 1823–1826 и в 1844–1846 годах выбирался городским головой. Звание мануфактур-советника он получил в 1838 году за модернизацию собственной фабрики. Имел высочайшие награды: золотые осыпанные бриллиантами часы, три бриллиантовых перстня и несколько золотых медалей за благотворительность.

Его сын Дмитрий Дмитрие­вич Смышляев (1828–1893) пошел по другой стезе: стал исследователем Пермского края, на общественных началах возглавил Пермское земство. После смерти отца сын продал все отцовские предприятия и начал издавать крае­ведческую литературу. Первыми увидели свет два тома «Пермского сборника» (12+), отпечатанные в Москве.

«Пермский сборник» может служить прекрасным доказательством того, как много может у нас в провинции оказаться дельных и образованных людей, если только представится им случай и удобство обнаружить свою деятельность», – писали в рецензиях.

Дом Смышляева, как называют центральную городскую библиотеку имени Пушкина,  – это продолжение смышляевских библиотек, которые он открыл. На рубеже XX и XXI веков в Перми регулярно издавались краеведческие Смышляевские сборники (12+). Своеобразным памятником обоим почетным гражданам Перми является их семейный склеп во Всесвятской церкви.

ПОКРОВИТЕЛЬ ГОРОДА

Имя Николая Васильевича Мешкова (1851–1933) связывают прежде всего с основанием пермского университета. Он успел проявить себя в двух эпохах. Начав работать у казанского купца Соболева, в 1875 году перешел на службу в «Товарищество Волго-Камского пароходства» и был назначен «полным доверенным в бассейне реки Кама», где управлял шестью пароходами и баржами. Уже через год Мешков, взяв кредит, пустился в самостоятельный плавание. Ему принадлежали 27  пассажирских и 19 грузовых пароходов, сотни барж и дебаркадеров, складов на Каме и на Волге. Его авторитет возрос после выполнения в голодный 1891 год поручения Пермского земства. Тогда он сумел заготовить и доставить в пострадавшие от засухи уезды 400 тысяч пудов семенного зерна, ни взяв и копейки из выделенных под честное слово 1,5 млн рублей. С тех пор Мешкова воспринимали как некоего покровителя, который откликается деньгами и связями на любые просьбы.

Имея за плечами четыре класса уездного училища, он занимался самообразованием, был знаком с интеллектуальной элитой своего времени – с Куприным и Шаляпиным, с Горьким и Толстым, издателем Сытиным. Мешков жертвовал крупные суммы различным партиям. Ему казалось, что так он помогает развитию страны, которая нуждается в переменах. На свои средства он начал строить ночлежку для бедноты, посвятив ее памяти своей матери. Шведский проект предполагал кроме спальных мест, аптеку, баню, прачечную, электроподстанцию. Но когда возникла потребность в открытии на Урале университета, Мешков передал городу построенные здания, что повлияло на решение открыть университет именно в Перми.

К этому времени состояние купца оценивалось в 60  млн рублей. В 1918 году имущество Мешкова было национализировано. Несмотря на крушение бизнеса, он отказался от эмиграции, говоря: «Что Родине, то и мне». Десять лет Николай Васильевич проработал консультантом в комиссариате путей сообщения. В Перми в Доме Мешкова располагается краеведческий музей, а в университете стоит памятник Мешкову.

ПЕРМСКАЯ ХИМИЯ

Зажигать огонь спичками начали в 1844 году, когда появилась та самая «шведская спичка». Фосфор для нее производили в Англии, и он был дорогим. Пермский купец Евграф Козьмич Тупицын (1832–1878) придумал альтернативный способ его производства. И это было не первым открытием в области химии, сделанное Тупицыным.

Начав работу в аптечной лавке в 14 лет, он разбирался в составах препаратов, после получил практические уроки в лаборатории известного химика Н. Н. Зинина, профессора Казанского университета. Тупицын перебрался в Пермь, открыл аптечную и химическую торговлю, а в собственной бане устроил химическую лабораторию. Ему удалось создать новый состав глазури и открыть посудо-фаянсовый завод. Параллельно Тупицын в 1871 году разработал технологию производства фосфора из костей животных и меры безопасности при работе с этим веществом.

Купец открывает фосфорный завод на реке Данилихе. Чтобы предприятие могло функционировать, пришлось производить не только сам фосфор, но и необходимое оборудование и кислоту. К 1877 году фосфорный завод Тупицына покрывал две трети нужд страны в фосфоре.

Подорвав здоровье тем, что работал в опасной атмосфере паров фосфора, Е. К. Тупицын вскоре скончался. Дело отца продолжил младший сын Владимир. Он, в отличии от отца-самоучки, получил образование химика. Разработал технологию получения красного фосфора, который в итоге и стал выпускать завод Тупицыных, получивший в 1896 году золотую медаль на Нижегородской торгово-промышленной выставке и много других наград. Тупицын первым начал производить и реализовывать пирофосфорную соль и гипс – это были первые промышленные линии по производства удобрений в России.

МЕХОВОЙ КОРОЛЬ

Александр Семёнович Алин  – представитель чердынского купеческого клана Алиных. Богатейшая динас­тия владела промыслами на Печоре, торговала на крупнейших ярмарках хлебом, сахаром, солью, рыбой, держала склады в Перми, Нижнем Новгороде, Ирбите, Москве, добывала и продавала пушнину.

Александр Алин, перебравшись в Пермь, открыл магазин по продаже пушнины и меховых изделий, сшитых в его ателье. Пушнину с Печоры ему поставлял троюродный брат Н. П. Алин. Магазин находился в собственном доме по адресу улица Сибирская,  17 (сейчас – 19). Оборот одного этого магазина достигал 240  тысяч рублей в год. Это было «поистине королевство красоты северной русской природы. Люди просто приходили полюбоваться».

У входа в магазин стояло чучело медведя с подносом сладостей. Здесь можно было купить изделия из лисы, песца, белки, соболя, куницы, тюленьей кожи, голубца (голубой песец), неплюя (олений теленок до полугода), пыжика (молодой северный олень), замши. Магазин «Меховые изделия Алина» был популярнейшим в Перми и славился во всей России.

ПОСЛЕДНИЙ ГОРОДСКОЙ ГОЛОВА

Павел Александрович Рябинин (1859–1942) был последним городским головой Перми, носившим купеческое звание. Из 29 пермских градоначальников до революции только двое не были представителями купеческого сословия.

Он прослужил в этом качестве десять с половиной лет, до июня 1916 года, дольше, чем кто-либо из его предшественников. Доверие горожан ему удалось завоевать благодаря искренней преданности интересам города. Павел Александрович неоднократно отказывался от вознаграждения за свою деятельность, ездил в командировки, как правило, за свой счет.

А начинал он службу приказчиком, затем занимался торговлей аптекарскими, парфюмерными и москательными товарами, держал магазин на улице Торговой (ныне Советская). После того как Рябинин возглавил город, начался экономический рост Перми, ее бюджет превышал один миллион рублей. Появились водопровод, канализация, электрическое освещение, телефонная связь. В отличии от многих представителей купеческого сословия, Павлу Рябинину удалось избежать эмиграции и репрессий. Он работал бухгалтером в Узбекистане и Москве и даже вернулся в Пермь (тогда  – Молотов) в 1941 году, чтобы умереть на родине.

Варвара Кальпиди





Последние новости

Неработающие пенсионеры будут жить как кот в масле: пенсии вырастут на 7,5% уже в июне

Анастасия Карякина Подписаться в Telegram С 1 июня 2024 года запланировано увеличение пенсий для неработающих пожилых людей на 7,5 процента.

Экономист Остапкович призвал не скупать доллар из-за новых санкций

Экономист Георгий Остапкович из ВШЭ прокомментировал введение новых санкций в отношении Московской биржи .

В Перми назвали имена лучших врачей

Накануне профессионального праздника, уже в 12-й раз наградили победителей регионального этапа всероссийского конкурса "Врач года".

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *